Background

Завет о Служении АА, Лидерство в АА

Билл У.

Завет о служении в АА

Наш Двенадцатый Шаг - донесение смысла наших идей до дру-

гих людей - является основным из видов служения в Содру-

жестве АА. В этом заключается наша главная цель и смысл нашего

существования. Следовательно, АА представляет собой нечто боль-

шее, чем просто набор принципов, - это общество для алкоголиков,

которые активно работают. Мы должны доносить наши идеи, иначе

мы можем дать слабину сами, а те, до кого не дошли наши истины,

могут просто умереть.


Таким образом, служением в АА является всё, что могло бы спо-

собствовать оказанию помощи нашему страдающему собрату:

начиная от собственно самого Двенадцатого Шага, или десяти-

центового телефонного звонка и чашки кофе на собрании и кончая

офисами по обслуживанию АА, которые работают на националь-

ном или международном уровнях. Общим итогом всей этой дея-

тельности и является наш Третий Завет - Служение.


В понятие служение входят помещения для собраний, сотрудниче-

ство с медицинскими учреждениями, офисы интергрупп; оно под-

разумевает издание книг, брошюр и донесение верной информации

о Содружестве в любых формах. Служение также призывает к соз-

данию комитетов, выбору делегатов, попечителей и созыву конфе-

ренций. И не стоит забывать, что для осуществления служения необ-

ходимы добровольные пожертвования от членов и структур нашего

Содружества.


Жизненно важно для роста АА


Служение, осуществляемое отдельными людьми, группами, ре-

гионами или АА в целом, имеет исключительно важное, жиз-

ненное значение для нашего существования и роста. Точно также

нам нельзя и упростить АА, отказавшись от подобных служб. Тем

самым мы бы только напросились на осложнения и на разброд.

Поэтому, в отношении каждой конкретной службы мы задаем себе

только один вопрос: «Действительно ли эта служба необходима?» И

если это именно так, мы должны её всячески поддерживать, иначе

наша миссия в отношении тех, кто нуждается и ищет АА, так и оста-

нется невыполненной.


Наиболее жизненно важными службами в АА, что однако меньше

всего понимают, являются те из них, которые делают возможным су-

ществование АА как единого целого, а именно: General Service Office

(GSO) или Бюро обслуживания; AA World Services Inc. (A.A.W.S.)

или Всемирная Служба АА; журнал АА Grapevine, Inc или «Грейп-

вайн», а также наш Совет Попечителей (The Trustees`Board), офи-

циально известный как Совет Обслуживания General Service Board,

GSB). С давних пор наличие единства у АА во всем мире и в значи-

тельной мере рост Содружества напрямую прослеживается к этому

созвездию жизнеобеспечивающих структур.


До 1950 года эти всеобщие службы держались на нескольких энту-

зиастах и старожилах АА, на наших немногих друзьях неалкоголи-

ках, на докторе Бобе и мне. Все годы мдаденчества АА мы, старое

поколение, являлись сами себя назначившими попечителями Ано-

нимных Алкоголиков.


Содружество готово взять ответственность


К 1950 году мы поняли, что АА повзрослело, что наше Содруже-

ство может и готово снять с нас эту ответственность. Имелась и

другая причина для безотлагательных перемен. Поскольку мы, сто-

рожилы, не смогли бы жить вечно, появились бы новые попечители,

которые стали бы практически неизвестны в группах, распростра-

нившихся теперь по всему свету. Будущие попечители вероятно не

смогли бы работать в одиночку, без прямой связи с АА.


Это означало, что мы должны были создать конференцию, пред-

ставляющую всех членов АА, которая смогла бы ежегодно встре-

чаться с нашим советом попечителей в Нью-Йорке, и, таким об-

разом, приняла бы на себя непосредственную ответственность за

соблюдение Традиций АА и за управление основными делами на-

ших служб. В противном случае, практически никому не известный

совет обслуживания и слишком плохо понимаемая деятельность

наших центральных служб однажды наверняка очутилась бы перед

лицом полного краха.


Предположим, наши будущие попечители, действуя полностью

по своему усмотрению, совершат серьёзную ошибку. Или предпо-

ложим, что, не имея связи с АА, они попытались бы выступить от

нашего имени в сложный или кризисный момент. Если АА как целое

не будет их непосредственно направлять, каким образом они смогли

бы всё это осуществить? В этом случае крах наших центральных

служб стал бы неизбежен. И если бы при таком положении наши

всемирные службы развалились, то каким тогда образом их можно

было бы вообще восстановить?


Вот, вкратце, те причины, которые привели к созданию Конферен-

ции по Обслуживанию Анонимных Алкоголиков. Ниже я опишу по-

подробней события, ставшие теперь уже историй АА.


Совещательный орган, известный как Конференция, состоит из вы-

борных представителей из числа региональных делегатов каждого

из регионов США и Канады - сейчас их около 90 человек, а также

попечителей, директоров A.A.W.S., AA Grapevine и штатных сотруд-

ников этих структур числом около 40 человек или более. Первое еже-

годное собрание Конференции состоялось в 1951 году. С тех пор оно

проходит каждый год в апреле в городе Нью-Йорке. Конференция

имела колоссальный успех и установила рекорд по количеству реко-

мендаций, которые исправно служили Содружеству в последующие

годы роста и развития.


Основные моменты истории служб АА


Вернёмся к началу: однажды в 1937 году в доме доктора Боба в го-

роде Акрон мы с ним оценили итоги более чем двухлетней рабо-

ты. В первый раз мы увидели, что для алкоголиков возможно полное

выздоровление. Тогда у нас имелись две маленькие, но постоянные

группы в Акроне и Нью-Йорке и, вдобавок, несколько человек, раз-

бросанных по разным местам. Каким образом эти несколько выздо-

ровевших могли бы поведать миллионам алкоголиков во всем мире

об этой великой новости? Вот в чём заключался весь вопрос.


Позднее, мы с доктором Бобом встретились с восемнадцатью чле-

нами группы из Акрона в доме Т. Генри Уильямса, нашего верного

друга неалкоголика. Часть членов группы в Акроне всё ещё считали,

что мы должны ограничиться устной работой, однако большинство

склонялось к тому, что теперь нам нужны свои больницы с оплачи-

ваемым персоналом, но, что прежде всего, нужна была книга для

других алкоголиков, которая объясняла бы наши методы и результа-

ты. На это потребовались бы значительные деньги - возможно даже

миллионы. (Тогда нам было ещё невдомёк, что эти миллионы разру-

шили бы нас скорее, чем отсутствие каких-либо денег вообще.) По-

этому собрание в Акроне уполномочило меня начинать сбор средств

по возвращение в Нью-Йорк. Приехав домой, я встретил полное со-

гласие с этой идеей и у нью-йоркской группы. Некоторые из нас сра-

зу же принялись за работу.


Денежные трудности АА на раннем этапе


Через моего шурина, доктора Л.В. Стронга-младшего, единствен-

ного оставшегося у меня друга и поверенного в худшие дни мое-

го пьянства мы установили связь с Уиллардом Ричардсоном, другом

и давним компаньоном семьи Рокфеллеров. Господин Ричардсон

сразу же загорелся идеей и заинтересовал группу своих друзей. Зи-

мой 1937 года, в офисе господина Джона Д. Рокфеллера-младшего

было проведено собрание. Среди присутствующих были господин

Ричардсон со своей группой, доктор Уильям Силкуорт, алкоголики

из Акрона и Нью-Йорка и мы с доктором Бобом. После долгого об-

суждения мы убедили наших новых друзей, что нам настоятельно

требуются деньги и, к тому же, немалые.


Один из них, Фрэнк Эймс, вскоре отправился в Акрон в начале

1938 года, чтобы ознакомиться с местной группой. Он вернулся с

весьма оптимистическим докладом, который г-н Ричардсон тут же и

представил Джону Рокфеллеру. Хотя этот доклад и произвёл на него

впечатление, г-н Рокфеллер отказался предоставить большую сумму,

опасаясь излишней профессионализации АА. Однако 5 тысяч долла-

ров он всё же пожертвовал. Эта сумма пошла на то, чтобы помочь

нам с доктором Бобом продержаться на протяжении 1938 года. Мы

были всё так же далеки от больниц, книг, миссий, и больших денег.

В тот момент решение Рокфеллера выглядело слишком жёстким, но

это стало, пожалуй, одним из самых значительных прорывов, когда-

либо случавшихся с АА.


Несмотря на мнение г-на Рокфеллера, мы продолжали убеждать

его друзей в том, что нам совершенно необходимы деньги. В конце

концов, они согласились с тем, что нам действительно нужны до-

полнительные средства, по крайней мере на то, чтобы их хватило на

подготовку учебника о наших методах и опыте работы.


В конце весны 1938 года я подготовил материал, который теперь

составляет первые две главы книги «Анонимные Алкоголики». Раз-

множенные на мимеографе копии этих глав вошли в проспект, пред-

назначенный для нашей «безнадёжной» кампании по сбору средств.

На совещаниях, проводимых тогда почти каждый месяц, наши дру-

зья неалкоголики, сочувствовали нашим неудачам. Примерно поло-

вина из тех пяти тысяч долларов, что нам выдал г-н Рокфеллер, ушла

на выплаты по закладной за дом доктора Боба. Поделённый между

нами остаток должен был, конечно же, очень скоро иссякнуть. Наши

перспективы были явно нерадостными.


АА издаёт само себя


Тогда Фрэнк Эймос вспомнил о своем старом друге, Юджине Экс-

мане, редакторе религиозного отдела в издательстве «Харперс».

Он отправил меня в «Харперс», и я показал господину Эксману две

главы планируемой нами книги. К моей радости они произвели впе-

чатление на господина Эксмана. Он сказал, что «Харперс» могло бы

выплатить мне авансом гонорар в 1 500 долларов, чтобы я закончил

работу. В той ситуации 1 500 долларов казались целой кучей денег.

Однако наш энтузиазм от этого предложения быстро поиссяк. По

окончании работы над книгой мы остались бы должны «Харперс»

1 500 долларов. И если к тому времени АА приобрело бы, как мы

надеялись, огромную известность, то на что же мы сможем нанять

помошников, которые стали бы отвечать на запросы - возможно, на

тысячи запросов - которые начали бы к нам поступать?


Была и ещё одна серьёзная проблема. Наша книга могла стать

основной для АА, а право собственности на нее осталось бы в чужих

руках. Было очевидно, что наше Общество должно само печатать и

владеть своей литературой. Никакое, даже самое хорошее издатель-

ство, не должно было владеть нашим лучшим достоянием.

Тогда двое из нас купили упаковку чистых бланков для акций и на-

писали на них: «Издательские Работы, номинал 25 долларов.» Мой

друг Хэнк П. и я предлагали акции новой нью-йоркской книжной

компании алкоголикам и их друзьям. В ответ те только смеялись над

ними. Кто же станет покупать акции книги, которая ещё даже не на-

писана, говорили они!


И всё же этих сомневающихся покупателей надо было каким-то

образом убедить. Тогда мы обратились к главному редактору Ридерз

Дайджест и рассказали ему историю нашего развивающегося Обще-

ства и о его будущей книге. Идея ему очень понравилась, и он пред-

ложил весной 1939 года, когда книга по нашим расчётам должна

была быть готовой, опубликовать в Ридерз Дайджест статью об АА,

конечно же упомянув и о новой книге.


Это-то и послужило тем аргументом, который был нам так необ-

ходим для сбыта акций. С такой поддержкой книга должна будет

продаваться вагонами. Мы не могли промахнуться. Алкоголики в

Нью-Йорке и их друзья сразу же изменили свое отношение к акци-

ям «Издательских работ». Они начали их покупать, но по большей

части - в рассрочку.


Рут Хок, наша секретарша неалкоголик, печатала под мою медлен-

ную диктовку главы для новой книги. Ожесточённые споры по пово-

ду этих набросков, и о том, что должно в них войти, стали основной

темой собраний групп в Нью-Йорке и Акроне на долгие месяцы. Я

уже выступал в большей степени судьей, нежели чем автором. Тем

временем, алкоголики из Акрона и Нью-Йорка и пара человек из

Кливленда начали писать свои истории - всего их получилось 28.


Когда работа над книгой подходила к концу, мы посетили главного

редактора Ридерз Дайджест и попросили его об обещанной статье.

Он посмотрел на нас в замешательстве, с трудом вспоминая, кто

мы такие. И тут нас ожидал удар: он рассказал нам, как несколько

месяцев назад он представил наше предложение на рассмотрение в

редколлегию, и как оно было отклонено. С превеликими извинения-

ми он признался, что совершенно забыл нам об этом сообщить. Из-

вестие повергло нас в шок. Ведь к тому времени мы с оптимизмом

заказали 5 000 экземпляров новой книги в основном без предоплаты.

Издатель тоже рассчитывал на Ридерз Дайджест. Вскоре на его скла-

де появится 5 000 книг, а покупателей на них не найдётся.


Наконец в апреле 1939 года, книга, вышла в свет. Нам удалось напе-

чатать отзыв в «Нью-Йорк Таймс», и ещё один, очень хороший, дал

нам доктор Гарри Эмерсон Фосдик, но за этим ничего не последова-

ло. Спроса на книгу попросту не было. Мы были по уши в долгах. В

Ньюарке в офисе, где мы работали, появился шериф, а арендодатель

продал дом, в котором жили мы с Луис. Нас с ней выкинули на ули-

цу, после чего мы жили на попечении у друзей по АА.


Как мы пережили лето 1939 года, я не совсем понимаю. Хэнку П.

пришлось подыскать себе работу. Преданная Рут принимала в каче-

стве зарплаты акции прогоревшей книжной компании. Один из дру-

зей по АА предоставил нам свою дачу, другой машину.


АА сообщает о себе


Первый перелом наступил в сентябре 1939 года. Журнал «Ли-

берти», возглавляемый тогда нашим будущим большим дру-

гом Файтоном Урслером, опубликовал статью «Алкоголики и Бог»,

написанную Моррисом Марки. Последовал мгновенный отклик. К

нам пришло порядка восьмисот писем от алкоголиков и их семей.

Отвечая на каждое из них, Рут вкладывала в конверт проспект о

новой книге «Анонимные Алкоголики». Потихоньку книга начала

расходиться. Затем несколько статей об АА были опубликованы в

журнале «Кливленд Плейн Дилер». Кливлендские группы сразу же

разрослись до нескольких сотен членов. Книг продавалось всё боль-

ше. Так, потихоньку полегоньку, мы проскочили через этот риско-

ванный год.


Господин Рокфеллер не давал о себе знать с начала 1938 года. Од-

нако в 1940 году он объявился вновь при самых волнующих обстоя-

тельствах. Его друг, господин Ричардсон, пришел на заседание по-

печителей. С широкой улыбкой он объявил, что господин Рокфеллер

хочет дать обед в честь АА. Список приглашенных представлял со-

бой внушительное собрание знаменитостей. Мы подсчитали, что

сложенные вместе их состояния потянули бы на миллиард долла-

ров.


Обед состоялся в начале февраля в клубе «Нью-Йорк Юнион Лиг».

Доктор Фосдик, а также доктор Фостер Кеннеди, известный нейро-

лог, высказались о пользе АА. Некоторые члены групп из Акрона и

Нью-Йорка, рассаженные за столиками среди знаменитостей, отве-

чали на их вопросы. По ходу встречи теплота и заинтересованность

все возрастали. Вот оно, подумали мы, - наши денежные проблемы

разрешены!


Но тут поднялся Нельсон Рокфеллер и выступил от имени своего

отца, который в то время был болен. По его словам, отец был очень

рад тому, что собравшиеся на приёме увидели в новом Обществе АА

многообещающее начинание. Отец редко, продолжил он, проявлял

еще большую заинтересованность к чему бы то ни было. Однако,

поскольку АА работает на чисто добровольных началах, когда один

человек просто доносит весть до другого, очевидно, что это не тре-

бует денег, или требует очень немного. Услышав это замечание, мы

совсем пали духом. Когда г-н Рокфеллер закончил свою речь, все эти

миллиардеры встали и вышли, не оставив после себя ни цента.


На следующий день Джон Рокфеллер-младший написал все тем,

кто присутствовал на приеме, и даже тем, кого там не было. Он вновь

подтверждал свою полную уверенность и большой интерес. В конце

письма он невзначай заметил, что передаёт АА 1 000 долларов!

Только много времени спустя мы по-настоящему поняли, что же

сделал для нас господин Рокфеллер на самом деле. Рискуя вызвать

насмешки в свой адрес, он выступил против остального мира и вос-

припятствовал крупным денежным вливаниям в крохотное общество

не сдающихся алкоголиков. Ради этих безвестных людей он подста-

вил себя под удар. Мудро расходуя собственные деньги, которые он

дал нам безвозмездно, именно тогда и таким образом он спас нас от

несчастий, связанных с управлением собственностью и коммерциа-

лизацией. Трудно было бы сделать что-то большее.


АА вырастает до двух тысяч членов


В итоге, к концу 1940 года число членов АА резко выросло до двух

тысяч. Доктор Боб и я начали получать по 30 долларов в неде-

лю из пожертвований, собранных на приёме. Это здорово облегчило

нам жизнь. Мы с Луис поселились в небольшенькой комнатушке в

помещении клуба АА на 24-ой Вест-Стрит в Манхэттене.


Самым замечательным было то, что возросшие продажи книги по-

зволили создать общенациональную штаб-квартиру. Мы переехали

из Ньюарка, штат Нью-Джерси, где была написана книга «Аноним-

ные Алкоголики», на улицу Визи, немного севернее от района Уолл-

Стрит в Нью-Йорке. Мы заняли скромный двухкомнатный офис в

деловой части города напротив почтового отделения на Черч-Стрит.

Там уже был наготове знаменитый а/я 658 в ожидании тысяч отчаян-

ных запросов в наш адрес. На то время Рут (хотя и не была алкоголи-

ком) стала первым общенациональным секретарем АА, а я - чем-то

вроде подручного в Офисе.


На протяжении всего 40-го года продажа книг была единственным

источником дохода в центре. Каждый цент шел на оплату работы для

АА. На все просьбы о помощи мы отвечали тёплыми личными пись-

мами. Когда алкоголики или их семьи проявляли продолжительный

интерес, мы заводили переписку. С помощью этих писем и книги

«Анонимные Алкоголики» начали формироваться новые группы.


Начало обслуживания групп


Ещё более важным было то, что у нас были списки проектов для

городов и посёлков в США и Канаде. Мы передавали эти списки

направляющимся в поездки бизнесменам, членам уже созданных

групп АА. С помощью этих курьеров мы поддерживали постоянные

контакты, и они же стали организовывать все новые и новые груп-

пы. Для большего удобства наших путешественников мы выпустили

справочник групп (директорию).


Неожиданным образом это добавило нам работы. Так как вновь

созданные группы редко общались со своими разъезжающими на-

ставниками, они стали обращаться за помощью в разрешении своих

многочисленных проблем в наш Офис в Нью-Йорке. По почте мы

передавали им опыт более старых групп. Немного позже, как мы

увидим, это стало основным видом обслуживания. Тем временем

некоторые из держателей акций книжной компании «Издательские

работы» стали проявлять беспокойство. Они жаловались на то, что

все доходы от книги шли на оплату работы в Офисе АА. Когда, если

это вообще произойдет, они получат назад свои деньги? Мы также

понимали, что книга «Анонимные Алкоголики» должна теперь стать

собственностью АА в целом. На тот момент 1/3 книги принадлежала

49 акционерам, 1/3 - моему другу Хэнку П., а остаток - мне.


Первым делом мы провели аудиторскую проверку компании, а затем

сделали «Издательские работы» официальным юридическим лицом.

Хэнк П. и я передали наши акции Фонду Алкоголиков (как тогда на-

зывался совет попечителей). Это была та часть акций, которые мы

получили в качестве платы за свои услуги. Однако остальные 49 ак-

ционеров вложили в них реальные деньги. Им надо было платить, и

при этом - наличными. И откуда нам было взять столько денег? Не-

обходимая помощь объявилась в лице А. Лероя Чипмена. Он также

являлся одним из друзей и помошников Джона Д. Рокфеллера и не-

давно стал попечителем нашего Фонда. Он убедил г-на Рокфеллера,

двоих своих сыновей и некоторых гостей приёма одолжить Фонду 8

000$. Эти деньги сразу же пошли на оплату 2 500$ долга Чарлзу Та-

унзу, других непредвиденных долгов, а также позволили выкупить

не принадлежавшую нам часть акций. Через два года книга «Ано-

нимные Алкоголики» стала распродаваться настолько хорошо, что

мы смогли выплатить господину Рокфеллеру весь этот долг.


Взгляд Джека Александера на АА


Весна 1941 года принесла нам сногсшибательный успех. Газета

«Сатердей Ивнинг Пост» решила опубликовать материал об АА.

Статью поручили написать одному из ведущих журналистов - Дже-

ку Александеру. Только что закончив статью о рэкетирах из Нью-

Джерси, Джек поначалу отнёсся к нам иронически насмешливо. Од-

нако очень скоро он стал «новообращённым», хотя сам и не являлся

алкоголиком. Работая с утра до ночи, он провёл с нами целый месяц.

Доктор Боб, я и старейшие члены первых групп АА в Нью-Йорке,

Акроне, Кливленде, Филадельфии и Чикаго првели с ним немерен-

ные часы. Когда он прочувствовал АА «до мозга костей», он написал

статью, которая потрясла и самих пьющих, и их семьи по всей стра-

не. Это была центральная статья в номере «Сатердей Ивнинг Пост»

за 1 марта 1941 года.


На нас обрушился целый поток писем от алкоголиков и их семей. В

Офис в Нью-Йорке пришло шесть тысяч писем. Поначалу мы выби-

рали письма наобум, попеременно смеясь и плача над ними. Как же

можно было ответить на все эти разрывающие душу письма? Было

совершенно очевидно, что только вдвоём с Рут мы бы с этой задачей

точно не справились. Отделаться формальными письмами было бы

недостаточно. К каждому письму был необходим индивидуальный с

пониманием подход.


А не помогут ли нам сами группы АА? Хотя мы никогда их ни о чем

не просили, но если помощь нам и входила в чьи-то обязанности, то

уж они-то должны были сделать это в первую очередь. Необходимо

было проделать огромную работу по Двенадцатому Шагу и сделать

ее надо было быстро.


Мы рассказали обо всем группам, и они отозвались. В то время до-

бровольные пожертвования на каждого участника составляли один

доллар в год. Попечители фонда согласились присматривать за эти-

ми средствами, поместив их на специальный банковский счёт с при-

мечанием: «Только для использования на работу Офиса АА».


Начав 1941 год с двумя тысячами членов, мы закончили его с восе-

мью. Именно это являлось мерой того вклада, который внесла статья

в «Сатердей Ивнинг Пост». И это было лишь началом несчетного

количества писем с просьбами о помощи как от отдельных лиц, так

и от групп со всего света, которые продолжают поступать в G.S.O.

и по сей день.


Эта поразительная экспансия повлекла за собой еще одну пробле-

му, и очень серьёзную. Теперь мы стали центром внимания в стране,

и нам надо было начинать иметь дело с общественностью на более

широком уровне. Недоброжелательное отношение могло бы затор-

мозить наш рост и даже остановить его. В то же время стабильный

общественный энтузиазм смог бы расширить наши ряды до границ,

о которых мы и не мечтали. Статья в «Сатердей Ивнинг Пост» это

показала: найти правильный подход в вопросах общения с широкой

общественностью было долгим делом. Методом проб и ошибок, по-

рой весьма болезненных, были выявлены пути и способы, подходив-

шие нам лучше всего. Наиболее важные из них содержатся сегодня в

Традициях АА. Стопроцентная анонимность на общественном уров-

не, отказ от предоставления имени АА для использования в любых

целях, не являющихся целями АА, какими бы благими они не были,

никакой поддержки и объединения со сторонними организациями,

единственность цели в АА, отсутствие коммерциализации, принцип

разъяснения, а не агитации в отношениях с широкой общественно-

стью - все это уроки, извлечённые из наших ошибок.


Обслуживание АА в целом


Мы проследили историю Фонда книги АА и других изданий,

мы рассказали о том, как отвечали на множество просьб о по-

мощи, как помогали группам решать их проблемы, как начинались

наши хорошие отношения с широкой общественностью и как всё это

становилось частью растущего обслуживания АА. Наконец-то наше

Общество начинало функционировать как единое целое.

И период с 1941 по 1945 годы принёс с собой дальнейшее разви-

тие. Офис, работавший на Визи-стрит, перебрался в Нью-Йорк на

Ленсингтон-авеню, напротив Центрального вокзала. С того момен-

та, как мы туда переехали, нас стали осаждать посетители, которые

впервые начали видеть в АА мечту всего мира.


Из-за быстрого роста АА, появилась необходимость расширять и

G.S.O. Для работы в Офисе привлекалось всё больше алкоголиков.

По мере разделения между ними обязанностей, стали создавать-

ся отделы. Сегодня их в Офисе предостаточно: отдел по работе с

группами, отделы международных отношений и отношений с обще-

стевнностью, отделы по организации Конференции АА, управления

делами Офиса, служба рассылки, бухгалтерия, стенографический

отдел и специальные службы для работы в тюрьмах, больницах и с

одиночками.


Именно их опыта переписки и увеличивающегося объема работы

с общественностью и возникли основные идеи для наших Тради-

ций. В конце 1945 года один хороший друг АА предложил обобщить

весь этот огромный опыт в достаточно сформулированных общих

принципах, которые предлагали бы проверенные решения ко всем

проблемам АА, возникающим в жизни, в совместной работе и от-

ношениях АА с окружающим миром.


Если бы мы уверенно ориентировались в таких понятиях как

условия членства, независимость группы, единство цели, отказ от

финансирования сторонними организациями, коммерциализации и

анонимности в нескольких её аспектах, тогда бы такой кодекс прин-

ципов был бы написан. Конечно же эти традиции никогда не были

бы возведены в ранг закона или правил, но они могли бы служить

надёжным пособием для наших попечителей, для работников цен-

тральных структур по обслуживанию, а в особенности - для групп с

болезнями роста.


Нам, трудившимся в центральной службе и находившимся в гуще

событий, и предстояло сделать эту работу. Вместе с помошниками

я принялся за дело. Родившиеся в результате этого Традиции АА

были впервые напечатаны в так называемой «развёрнутой форме» в

журнале «Грейпвайн» за май 1946 года. Затем я написал дополнения

к Традициям, разъясняющие их более подробно. Позднее они тоже

были изданы в «Грейпвайне».


Традиции обретают силу


То, как восприняли Двенадцать Традиций поначалу, было инте-

ресно и удивительно. Реакция оказалась, мягко говоря, неоноз-

начной. Только группы с очень серьёзными проблемами восприняли

их серьёзно. Порой реакция была резко отрицательной, особенно в

тех группах, где существовал длинный список «защищающих» пра-

вил и ограничений. Было много равнодушных. Некоторые из наших

«интеллектуалов» громко кричали о том, что Традиции являются

лишь отражением моих личных надежд и страхов в отношении АА.


Поэтому я начал много ездить и рассказывать о новых Традициях.

Поначалу люди проявляли вежливое внимание, но тут надо признать,

что на раннем этапе кое-кто вообще засыпал во время моих разгла-

гольствований. Однако через некоторое время я стал получать пись-

ма приблизительно следующего содержания: «Билл, мы бы хотели,

чтобы ты приехал и выступил у нас. Обязательно расскажи нам, как

ты прятал свои бутылки и об этом своём опыте с великим духовным

просветлением. Только, ради Бога, не надо больше говорить об этих

треклятых традициях!»


Вскоре время всё изменило. Уже через каких-то пять лет псоле того

несколько тысяч участников Конвенции 1950 года в Кливленде объ-

явили, что Двенадцать Традиций АА составляют основу, на которой

наше Общество сможет работать наилучшим образом и сохранить

свое единство на все времена.


Интерес проявляет медицина


К тому времени к АА все более благоволила медицина. Две круп-

ные медицинские ассоциации Америки пошли на беспрецен-

дентный шаг. В 1944 году Медицинское общество Нью-Йорка при-

гласило меня сделать доклад на его ежегодном собрании. Сразу же

после доклада трое из присутствующих врачей встали и выразили

АА высочайшее одобрение. Это были доктор Гарри Тайбут, первый

друг АА среди психиатров, доктор Кирби Кольер, тоже психиатр

и давний помошник АА, и доктор Фостер Кеннеди, всемирно из-

вестный невропатолог. Само же Медицинское общество пошло еще

дальше. Они разрешили нам напечатать мой доклад с рекомендация-

ми этих трёх медиков в форме брошюры. В 1949 году Американская

ассоциация психиатров сделала то же самое. Я выступил с докла-

дом на их ежегодном собрании в Монреале. Доклад был напечатан

в «Американском журнале психиатрии» и нам разрешили его пере-

печатать.


На протяжении сороковых годов две больницы помогали удовлет-

ворить все наши насущные медицинские нужды и послужили ярки-

ми примерами того, как могут сотрудничать официальная медицина

и АА. В больнице Св. Томаса в Акроне доктор Боб, замечательная

женщина - сестра Игнатия и персонал больницы занимались отде-

лением для алкоголиков. До безвременной кончины доктора Боба в

1950 они оказали помощь 5 000 пациентов. В больнице Никербокер

в Нью-Йорке была организована палата под руководством нашего

первого друга-медика доктора Уильяма Дункана Силкуорта, а помо-

гала ему рыжеволосая медсестра, член АА, известная под именем

Тедди. Именно в этих двух больницах и именно этими первопро-

ходцами были созданы самые лучшие методики, сочетающие в себе

наработки официальной медицины и принципы АА.


Поскольку размещение в подходящих больницах было и остаётся

одной из главных проблем АА, G.S.O. передавал этот свой первый

опыт, наряду с дальнейшими разработками и результатами, в группы

по всему свету - ещё одна жизненно важная форма обслуживания.


Массовые нарушения анонимности


Примерно в это время наше продолжительное благополучие ока-

залось под серьёзной угрозой. Обычно из благих побуждений,

члены АА начали, где ни попади, нарушать свою анонимность. Не-

которые хотели использовать имя АА для рекламы и содействия

другим движениям. Иные просто стремились, чтобы их имена и

фотографии появились в газетах. Фотография вместе с Губернато-

ром поможет делу АА, считали они (раньше я этим грешил и сам).

Но мы, наконец-то, увидели ужасную опасность для АА во вседоз-

воленности в выступлениях наших инициативных представителей

на общественном уровне. А это позволяли себе уже очень многие

из них.


Тогда наш G.S.O. принялся за работу. Мы написали протесты, ко-

нечно же, в мягкой форме, всем нарушителям. Мы даже отослали

письма почти что во все периодические издания и на радиостанции с

разъяснениями, почему член АА не должен нарушать своей аноним-

ности перед широкой общественностью. И еще мы добавляли, что

АА вовсе не выпрашивает денег, - оно само оплачивает свои счета.


В считанные годы число нарушителей анонимности было сведено

к незначительной горстке. Так родилась еще одна важная функция

G.S.O.

Службы G.S.O. разрастаются


Чтобы осуществить все увеличивающиеся объёмы работ по об-

служиванию, возникла необходимость в дальнейшем расшире-

нии нашего Офиса. G.S.O. переехал на Сорок четвёртую улицу.

Кому-то наш сегодняшний набор служб может показаться большим

деловым заведением. Однако, приняв во внимание сегодняшние раз-

меры и область распространения АА, мы поймём, что это вовсе не

так. Например, в 1945 году у нас был один оплачиваемый работник

на 98 групп, в 1955 - один на 230 групп. Отсюда становится доста-

точно очевидно, что мы никогда не будем обременены бюрократизи-

рованным и дорогостоящим служебным аппаратом.


Любое описание всемирного обслуживания АА не было бы пол-

ным без выражения глубочайшей признательности за тот огромный

вклад, который внесли наши попечители неалкоголики. Из года в год

они нам уделяли и уделяют невероятное количество времени и сил

- это стало поистине настоящим трудом любви. Некоторые из них,

такие как Джек Алксандер, Фултон Урслер, Леонард Харрисон и

Бернард Смит дали нам очень много в области литературы, социаль-

ных услуг, финансов и права. Их примеру следуют и сегодняшние

попечители неалкоголики.


Как я указывал ранее, в сороковые годы над нашей штаб-квартирой

постоянно витала угроза её дальнейшему существованию: доктор

Боб, я и наш Совет Попечителей несли полную ответственность за

осуществление обслуживания АА.


Году в 1950-51 мы стали обсуждать желательность создания чего-то

вроде совещательного органа АА. Или, может быть, нам была не-

обходима Конференция с большим числом участников, выбранных

самим же АА - люди, которые осуществляли бы ежегодную про-

верку штаб - квартиры, орган, перед которым смогли бы нести от-

ветственность попечители - групповое сознание, направляющее все

наши усилия в мире.


Однако не прекращались настойчивые возражения против этой

идеи, и на протяжении нескольких лет в этой области ничего не пред-

принималось. Считалось, что такое мероприятие будет очень доро-

гостоящим. Хуже того, оно может вовлечь АА в разрушительные по-

литические игры во время выборов делегатов на Конференцию.


Затем заболел доктор Боб и заболел он смертельно. В конце кон-

цов, в 1950 году, подхлёстываемые неопровержимой логикой об-

стоятельств, попечители уполномочили нас с доктором Бобом раз-

работать план, которому и посвящена эта брошюра. Это был план

Конференции по общему обслуживанию АА, план, согласно которо-

му наше Общество смогло бы взять на себя полную и постоянную

ответственность за ведение большинства его важнейших дел.


Рождение Конференции


Одно дело было сказать о том, что нам необходима Конференция,

гораздо сложнее было разработать план, который обеспечил бы

ее успешное существование. Проблема расходов на её созыв была

решена легко, но каким же это образом мы могли бы окоротить всё

разрушающих политиканов с их известной борьбой ради собствен-

ного престижа и тщеславия? Сколько будет необходимо делегатов и

откуда их взять? Как они будут связаны с советом попечителей по

прибытии в Нью-Йорк? Каковы будут их реальные права и обязан-

ности?


С этими нелегкими размышлениями, а также с некоторыми опасе-

ниями, я занялся разработкой плана. Большую помощь мне оказыва-

ла Хелен Б., штатный сотрудник Офиса АА.


Хотя впоследствии Конференцию можно было бы расширить до

мировых масштабов, мы считали, что первые делегаты должны при-

быть только из США и Канады. Каждый штат или провинция могли

выдвинуть одного делегата. Те регионы, где было много членов АА,

могли выбирать дополнительных делегатов. Для того, чтобы на Кон-

ференции была постоянная преемственность, делегатов можно было

поделить на секции. Секция с нечётным номером (Секция Один),

избираемая на два года, будет созвана в 1951 году. Секция с чётным

номером (Секция Два), избираемая на тот же срок, соберется в 1952

году. Таким образом, ежегодно переизбиралась бы одна из Секций.

Это дало бы постоянную смену делегатов и одновременно поддер-

живало бы определённую преемственность.


Но как мы сможем обойти неизбежное предвыборное давление?

Для этого было предусмотрено, что каждый делегат для избрания

должен получить 2/3 голосов. Если делегат получит такое большин-

ство, особо возражать никто не сможет. А что если до завершения

выборов он или она не наберёт нужных голосов? Что ж, тогда на-

писанные на бумажках имена двух набравших наибольшее число

голосов кандидатов, или трех, или даже всех потенциальных деле-

гатов будут брошены в одну шляпу, после чего из неё извлекается

лишь одно имя. Победитель такой безболезненной лотереи и станет

делегатом.


А чем будут заниматься делегаты, встретившись на Конференции?

Мы считали, что они захотят иметь реальную власть. Так в уставе

Конференции было предусмотрено, что делегаты могут давать по-

печителям обязательные к исполнению указания большинством в

2/3 голосов. Простым большинством голосов могла быть одобрена

настоятельная рекомендация.


Делегатов поощряют задавать вопросы


Первая Конференция была созвана в апреле 1951 года. Прибыли

делегаты. Они исследовали наши офисы вдоль и поперек, пере-

знакомились со всеми штатными сотрудниками, пожали руки попе-

чителям. Вечером мы провели встречу под девизом: «Как вы считае-

те?» Мы отвечали на множество самых разных вопросов. Делегаты

стали чувствовать себя как дома и уверенее в себе. Буквально под

микроскопом они проверили наши финансы. После того, как были

заслушаны отчеты Совета по Обслуживанию и всех служб, разгорел-

ся горячий, но дружеский спор по многочисленным вопросам нашей

деятельности. Попечители выдвинули на обсуждение Конференции

несколько собственных серьёзных проблем.


Так проходили сессия за сессией, день за днём. Делегаты реши-

ли несколько сложных проблем, по которым мы в G.S.O. не имели

четкого мнения, и порой их советы были прямо противоположными

нашим собственным выводам. И мы видели, что они практически

всегда оказывались правы. Именно там они как никогда доказали,

что Вторая Традиция АА верна. Коллективное сознание прекрасно

могло служить авторитетом и руководством для АА.


Никто из присутствующих никогда не забудет последней сессии

первой Конференции. Мы осознали, что случилось невозможное,

что теперь АА никогда не развалится на полпути, что Анонимные

Алкоголики наконец-то защищены от любых потрясений в будущем.

И это убеждение делегаты увозили с собой домой.


Понимая, что мы нуждаемся в денежных средствах и в улучше-

нии распространения литературы, кое-кто придавал этим вопросам

несколько преувеличенное значение, кое-кто слегка недоумевал, по-

чему их товарищи в регионе не были также активны, как они сами.

Они забывали, что пока что только они сами, а не их братья алкого-

лики стали очевидцами Конференции. Однако и здесь, и дома они

произвели гораздо большее впечатление, чем подозревали.


В разгаре событий Конференция решила, что Фонд Алкоголиков

должен быть переименован в «General Service Board of Alcoholics

Anonymous» (Совет Обслуживания Анонимных Алкоголиков), что

и было сделано. Слово «фонд» подразумевало благотворительность,

патриотизм, а, возможно, и большие деньги. К АА это не имело от-

ношения - отныне, мы были способны взять на себя всю ответствен-

ность и оплачивать свои расходы сами.


Наблюдая подобный рост, я обрел полную уверенность в том, что

Анонимные Алкоголики наконец-то надёжно защищены - даже от

меня самого.

Лидерство в АА

Ни одно объединение не способно хорошо функционировать

ни на одном уровне без умелого руководства, и АА тут не мо-

жет быть исключением. Однако следует все же сказать, что в АА

мы порой тешим себя мыслью о том, что можно было бы вообще

обойтись без всяких лидеров. Случается и так, что мы склонны ис-

казить традиционную идею «принципы выше личностей» до такой

степени, что в лидерстве вообще не остаётся какого-либо места для

«личности». Это подразумевало бы наличие в лице лидеров доволь-

но безликих машин, которые старались бы удовлетворить всех и вся

подряд.


Иногда же, наоборот, мы точно также склонны требовать от лидеров

АА, чтобы те обязательно обладали самыми надёжными оценками,

моральными устоями и духовностью, в общем - крупные деятели,

первый пример для всех нас и практически непогрешимые.


Конечно же, настоящее лидерство должно осуществляться между

этими двумя абсолютно воображаемыми крайностями. В АА навер-

няка не существует безликих лидеров, но нет здесь и лидеров со-

вершенных. К счастью, нашему Обществу ниспослано благослове-

ние в виде неограниченного количества настоящих лидеров - людей,

активно работающих уже сегодня, и потенциальных руководителей

завтрашнего дня - способных членов АА, которые вливаются в наши

ряды с каждым новым поколением. У нас просто избыток мужчин и

женщин, чьи преданность, надёжность, кругозор и профессиональ-

ные способности позволяют им справиться с любым возможным по-

ручением. Нам надо только поискать этих людей и доверить им наше

обслуживание.


По этому поводу в нашей литературе кое-где встречается следую-

щее высказывание: «Наши лидеры ведут за собой не на основе пол-

номочий, а увлекают собственным примером.»


По сути дела мы им говорим: «Действуйте для нас, но не руково-

дите нами». Следовательно, лидер в службах АА - это мужчина (или

женщина), который лично способен претворить принципы, проекты

или общие установки в целенаправленные и эффективные действия

таким образом, чтобы и остальным захотелось поддержать его или

помочь в работе. Если лидер будет нас сильно понукать - тогда мы

восстанем; но когда он слишком безволен и превращается в простого

исполнителя, не имеющего собственного мнения, - что ж, тогда это

вообще уже не лидер.


От хороших лидеров исходят планы, стратегия и идеи, способству-

ющие улучшению положения в нашем Содружестве и службах. Тем

не менее, когда дело касается новых и важных вопросов, прежде,

чем принимать решение, или перед тем, как действовать, они обя-

зательно широко их обсудят и посоветуются. Кроме того, хорошие

лидеры всегда будут помнить, что блестящие планы или идеи мо-

гут исходить от кого угодно и откуда угодно. Соответственно, та-

кие лидеры частенько отказываются от взлелеянных ими же самими

планов в пользу иных, более эффективных и удачных, и тем самым

признают заслуги других людей.


Хорошие лидеры никогда не сваливают с себя ответственность. Как

только у них есть уверенность, что они получили или могут полу-

чить достаточную общую поддержку, лидеры свободно принимают

решения и сразу же осуществляют их на практике, при условии, ко-

нечно, что такие действия не выходят за рамки их строго определён-

ных прав и обязанностей. Политикан - это человек, который вечно

пытается «дать людям то, что им хочется». Политик же способен

четко различать, когда это нужно делать, а когда не нужно. Он пони-

мает, что даже квалифицированное большинство, если его вывели из

равновесия или оно недостаточно осведомлено, может время от вре-

мени смертельно ошибаться. Когда, паче чаяния, возникает подоб-

ная ситуация и под угрозой оказывается что-то жизненно важное,

долгом лидеров, даже если они очутились совсем в меньшинстве,

всегда будет выдержать натиск и использовать все возможности сво-

их полномочий и весь свой дар убеждения, чтобы добиться пере-

мен.


Однако ничто не может быть более смертельным для лидерства,

чем оппозиция ради оппозиции. никогда не должно быть места за-

явлениям, типа «будет либо по нашему, или не будет никак вообще».

Подобное противодействие чаще всего вызвано слепой гордыней

или досадой, которые и побуждают нас кого-то остановить или чего-

то не допустить. Бывает и такая оппозиция, которая во время голосо-

вания заявляет: «Нет, нам это не нравится». Но каких-либо весомых

объяснений - почему, у них никогда не бывает. Так дело не пойдет.

Когда лидерам предоставляется слово, они всегда должны давать

обоснования своего мнения, причем, хорошее обоснование.


Лидер должен также помнить, что даже очень горделивые или обо-

зленные люди иногда могут быть совершенно правы, в то время как

спокойные и более покладистые могут как раз ошибаться.


Подобные примеры являются практической иллюстрацией тех слу-

чаев, когда настоящий лидер всегда должен постараться тщательно

во всем разобраться и даже быть самокритичным.


Еще одним качеством лидера является способность идти на вза-

имные уступки - каждый раз с готовностью соглашаться на ком-

промиссное решение, когда это соглашение сдвинет ситуацию в на-

правлении, которое кажется верным. Из-за того, что мы, пьяницы,

привыкли иметь либо все, либо ничего, компромиссы даются нам

не легко. Тем не менее, мы не должны упускать из виду тот факт,

что успех почти всегда определяется рядом последовательных улуч-

шающих соглашений. Однако же всегда идти на уступки мы тоже не

можем. То и дело случается так, что нам необходимо твердо стоять

на своих убеждениях относительного спорного вопроса вплоть до

момента его урегулирования. Это и есть те самые ситуации, в кото-

рых надо проявить предельные выдержку и проницательность, что-

бы определиться с выбором курса поведения. Лидерам часто прихо-

дится сталкиваться с массовой и иногда длительной критикой. И это

- горькое испытание. Всегда существуют люди, чья критика носит

конструктивный характер, и они - наши друзья.


Мы должны к ним все время внимательно прислушиваться. Нам

следует охотно позволять им видоизменять наши убеждения, а ино-

гда и менять их полностью. Нам также придётся частенько не согла-

шаться с ними и оставаться при своем мнении, не потеряв при этом

их дружбу.


Но есть еще и такие, кого мы любим называть нашими критиками

«сокрушителями». Они гнут свою линию, ведут себя как политика-

ны, выдвигают обвинения. Они могут быть жестокими и злобны-

ми. Они подхватывают грязную молву, распускают слухи и сплетни,

лишь бы только отстоять свою позицию - и все это, конечно же, ради

блага АА! Что ж, по крайней мере, в АА мы в конце концов поняли,

что таким людям, как эти, которые больны, возможно, в три раза

тяжелее, чем остальные из нас, вовсе нет надобности и впрямь оста-

ваться сокрушителями, и зависит это полностью от того, как мы по-

ведём себя в их отношении.


Для начала, нам надо внимательно выслушать, что они говорят.

Порой они говорят сущую правду, иной раз - малую толику правды.

Еще чаще они доводят свои рассуждения просто до абсурда. И если

мы находимся в пределах их досягаемости, то и правда, и полуправ-

да, и совершенная неправда могут задевать нас в равной степени.

Вот почему мы должны их выслушивать очень осторожно. Если то,

что они говорят, является правдой или отчасти правдой, нам будет

лучше поблагодарить их и заняться соответствующей инвентариза-

цией, независимо ни от чего признав, что мы ошибались. Если же

это абсурд, его можно было бы проигнорировать. Или же мы можем

выложить на стол все карты и попытаться их переубедить. Если же

и это не поможет, нам остается лишь сожалеть, что они настолько

больны, что просто не в состоянии слышать, и постараться забыть

обо всем этом деле.


Существует не так много более хороших способов самоанализа или

вырабатывания истинной терпимости, чем те упражнения, которые

нам преподносятся этими нашими обычно желающими добра, но су-

масбродными братьями по АА. Такие ситуации всегда предъявляют

к нам повышенный спрос, и наши попытки удовлетворить подоб-

ным требованиям самостоятельно иногда будут терпеть неудачу. Но

мы должны стараться хотя бы не прекращать их.


Оценка вопроса производится с нескольких сторон. Мы смотрим на

опыт прошлого и настоящего для того, чтобы понять его значение.

Исходя из этого, мы разрабатываем предварительные идеи или стра-

тегию. Сначала мы задумываемся, как это будет работать, заглянув

в ближайшее будущее. Затем мы спрашиваем себя, насколько наши

идеи и стратегия применимы при других обстоятельствах, которые

могут возникнуть в более отдалённом будущем. Если идея кажется

хорошей, мы пробуем её применить - по возможности, в качестве

эксперимента. Затем мы вновь оцениваем ситуацию и задумываем-

ся, оправдались ли наши прикидки и могут ли они осуществиться в

скором времени.


Примерно на этом этапе нам, возможно, придётся принять ответ-

ственное решение. Может быть, у нас есть планы или стратегия,

которые кажутся хорошими и, вроде бы, успешно осуществляются.

Тем не менеее, мы должны как следует осмыслить возможный эф-

фект на будущее. Не обернутся ли подобно бумерангу сегодняшние

преимущества серьёзными препятствиями завтра? Всегда есть со-

блазн воспользоваться сиюминутными успехами и забыть о неудач-

ных прецендентах и о возможных последствиях действий, которые

мы начинаем предпринимать.


Это не досужие рассуждения. Мы обнаружили, что должны при-

менять принципы просчёта постоянно, особенно на тех уровнях все-

мирного обслуживания АА, где ставки особенно велики. Например,

в вопросах отношений с общественностью, мы должны предусмо-

треть как реакцию групп АА, так и обычной публики и на короткий,

и на более длительный периоды.


То же самое и с нашей литературой. Наши финансы должны быть

просчитаны и заложены в бюджет. Нам следует думать о наших нуж-

дах в обслуживании, как они соотносятся с общими экономическими

условиями, возможностями групп и их желанием вносить пожертво-

вания. Во многих подобных вопросах нам частенько необходимо по-

стараться все продумать на месяцы и даже на годы вперед.


На самом деле, поначалу все Двенадцать Традиций АА оставались

всего лишь предположениями и планами на будущее. Например, как-

то давно мы задумались о том, чтобы стать самостоятельными. То и

дело возникали проблемы с «подарками извне». И сложностей ста-

новилось все больше. Как следствие, мы стали отрабатывать полити-

ку «отказа от подарков извне». Мы начали подозревать, что крупные

денежные суммы со временем сделают нас безответственными и

уведут от нашей главной цели. В конце концов мы поняли, что через

определенное время «посторонние» деньги способны привести нас

к полному развалу. И тогда то, что до этого пребывало только в виде

идеи или общей стратегии, прочно утвердилось в форме Традиций

АА. Мы поняли, что необходимо жертвовать быстрыми, но времен-

ными преимуществами ради безопасности в отдаленном будущем.


Тот же процесс происходил и с анонимностью. Несколько нару-

шений анонимности на публике показались удачными. Но затем

пришло понимание, что множество подобных нарушений, в конце

концов, посеяло бы среди нас полную смуту. Все так и приходило:

первый проблеск идеи, экспериментальная стратегия, затем твердая

политика и, наконец, глубокое убеждение, то есть - предвидение за-

втрашнего дня.


В этом заключается суть процесса оценки будущего. Наши ответ-

ственные лидеры всемирного обслуживания должны быть неизмен-

но и особенно опытными в этой важной деятельности. Дальновид-

ность должна быть весьма желательным качеством, особенно для

наших попечителей. И мне кажется, большинство из них должно

выбираться на основе уже подтвержденной до того их способности

предвидеть еще за время их деловой или профессиональной карье-

ры.


Мы постоянно будем нуждаться во всех этих качествах - терпимо-

сти, ответственности, гибкости и проницательности - столь необхо-

димых для наших лидеров на всех уровнях служения в АА. Принци-

пы лидерства будут оставаться теми же самыми, каким бы ни был

объём нашей деятельности.


На первый взгляд эти рассуждения могут показаться попыткой вы-

делить какой-то особо привилегированный высший тип членов АА.

Но это вовсе не так. Просто мы признаем, что наши таланты могут

быть самыми разными. Дирижёр оркестра не обязательно разбирает-

ся в финансах или обладает дальновидностью. Еще менее вероятно,

что хорошему банкиру удастся достигнуть значительных успехов

в музыке. Поэтому, когда мы говорим о лидерстве в АА, мы всего

лишь утверждаем, что должны выбирать лидеров из самых талант-

ливых людей среди тех, кто у нас есть в наличии, убедившись, что

этот человек, каким бы талантом он ни обладал, попадёт туда, куда

нужно, и тогда, когда он принесёт нам наибольшую пользу.


Несмотря на то, что эта статья поначалу задумывалась как о ли-

дерстве во всемирном обслуживании АА, вполне вероятно, что не-

которые ее положения окажутся полезными для всех, кто принимает

активное участие в жизни нашего Содружества. Ещё более справед-

ливыми, чем где бы то ни было, они оказываются в самой работе по

Двенадцатому Шагу, которой охотно занимаются практически все

из нас. Каждый наставник обязательно является лидером. Ставки

предельно высоки. На карту поставлены человеческая жизнь и за-

частую, счастье всей семьи. От того, как наставник действует и гово-

рит, насколько хорошо он предскажет последствия своих проектов,

насколько вовремя и в какой форме он их преподнесет, как он спра-

вится с критикой и насколько хорошим духовным примером послу-

жит, чтобы увлечь в работе за собой - эти качества лидера способны

привести к совершенно различным результатам, и весьма часто эта

разница такая же, как между жизнью и смертью.


Мы благодарим Бога за то, что Он благословил Анонимных Алко-

голиков наличием такого огромного количества лидеров во всех и

всяком большом деле

12 Традиций АА

1. Наше общее благополучие должно стоять на первом месте; лич-

ное выздоровление зависит от единства АА.


2. В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет - лю-

бящий Бог, воспринимаемый нами в том виде, в котором Он может

предстать в нашем групповом сознании. Наши руководители всего

лишь облеченные доверием исполнители, они не приказывают.


3. Единственное условие для того, чтобы стать членом АА - это же-

лание бросить пить.


4. Каждая группа должна быть вполне самостоятельной, за исключе-

нием дел, затрагивающих другие группы или АА в целом.


5. У каждой группы есть лишь одна главная цель - донести наши

идеи до тех алкоголиков, которые все еще страдают.


6. Группе АА никогда не следует поддерживать, финансировать или

предоставлять имя АА для использования какой-либо родственной

организации или посторонней компании, чтобы проблемы, связан-

ные с деньгами, собственностью и престижем не отвлекали нас от

нашей главной цели.


7. Каждой группе АА следует полностью опираться на собственные

силы, отказываясь от помощи извне.


8. Содружество Анонимных Алкоголиков должно всегда оставать-

ся непрофессиональным объединением, однако наши службы могут

нанимать работников, обладающих определенной квалификацией.


9. Содружеству АА никогда не следует обзаводиться жесткой систе-

мой управления; однако мы можем создавать службы или комитеты,

непосредственно подчиненные тем, кого они обслуживают.


10. Содружество Анонимных Алкоголиков не придерживается

какого-либо мнения по вопросам, не относящимся к его деятельно-

сти; поэтому имя АА не следует вовлекать в какие-либо обществен-

ные дискуссии.


11. Наша политика во взаимоотношениях с общественностью осно-

вывается на привлекательности наших идей, а не на пропаганде; мы

должны всегда сохранять анонимность во всех наших контактах с

прессой, радио и кино.


12. Анонимность - духовная основа всех наших Традиций, постоян-

но напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не

личности.